Интеллектуальная слепота лечится

Бассейн аттракторов заблуждений можно осушить

Эксперимент. Агент пытается выбрать правильный цвет карты в каждом из 250 испытаний: синий или зеленый. Присутствует консультант, который дает агенту советы о правильной карте в каждом испытании. Советник может быть либо “заслуживающим доверия”, либо “ненадежным”: в каждом случае совет будет, соответственно, правильным или неправильным с вероятностью 90% .Источник: Rick A.Adams, Peter Vincent, David Benrimoh, Karl J. Fristone, Thomas Parr “Everything is connected: Inference and attractors in delusions”

Если человечеству суждено погибнуть, то причиной тому будет не вирус, война или изменение климата. Все это — лишь следствия главной причины самых страшных человеческих бед (как прошлых, так и будущих).

Именно она, а не сверхжестокость Homo, лежит в основе расколов и войн, притеснений и резни, ненависти и социальных, религиозных и прочих конфликтов.

Упёртость заблуждений — эдакая железобетонная твердость ошибочных суждений и представлений, — не позволяет нам изменять их, не смотря на любые рациональные аргументы и факты реальности. В результате человек как бы интеллектуально слепнет, о чем я подробно писал в лонгриде «Интеллектуальная слепота»).

Со времен Цицерона люди различают обычные и упертые заблуждения. Считается, что «каждый человек может заблуждаться, но упорствовать в заблуждении может лишь глупец». Увы, но и это тоже заблуждение. Ибо, как писал И. Кант«Заблуждение — незаметное влияние чувственности на рассудок». А поскольку чувственность свойственна всем, её влияние на рассудок неизбежно для каждого.

Но даже если такое влияние неизбежно, уменьшить упёртость заблуждений возможно. Т.е. интеллектуальная слепота лечится.

Таков прорывной вывод нового исследования по вычислительной психиатрии. Среди авторов Карл Фристон, и неудивительно, что исследование основано на активном выводе — той же теоретической базе, что и исследование о влиянии психоделиков, о котором я недавно писал.

Целью новой работы было решение принципиальной загадки.

Если мозг аппроксимирует байесовский вывод, подбирая оптимальные веса для предыдущих ожиданий (априоров) и новых сенсорных данных, как тогда он может кардинально ошибаться, да еще и упорствовать в предсказаниях?

Иными словами.

Если мозг — «оптимальная машина предсказаний», что в ней ломается, когда эта «машина» генерирует ошибочные убеждения и держится потом за них наперекор любым свидетельствам противного?

Новое исследование отвечает на этот вопрос.

  1. У мозга не одна, а две модели: для мира (что «снаружи») и для себя (что мы чувствуем и делаем). Наши действия включают: движения (меняющее наше окружение) и ментальные / скрытые действия (например, переключение внимания или выбор одной гипотезы из альтернатив).
  2. При таких двух моделях у агентов появляются аттракторы состояний, формирующих умственные привычки (тенденции повторять действия, которые были выбраны ранее).
  3. Заблуждения — это результат умственных привычек. Т.к. выводы о мире могут быть обусловлены (т. е. зависеть от выбранных агентом действий), привычки приводят к уверенным выводам, нечувствительным к сенсорным данным (подобно тому, как формируются сами привычки).
  4. Механизм описанного явления проявляется в том, что даже умеренные изменения некоторых параметров внутренней генеративной модели — снижение уверенности в сенсорном вводе и повышение уверенности в состояниях, подразумеваемых ее собственными (особенно привычными) действиями, — могут приводить к заблуждениям. А включение в модель аффектов (помните цитату Канта выше?) значительно усиливает заблуждения, особенно в социальной сфере.

5) Ключевые выводы работы такие:

  • никакое изменение одного параметра модели не является необходимым и достаточным для образования заблуждений;
  • заблуждения возникают из-за условных зависимостей, которые создают “бассейны аттракторов”, как бы запирающих байесовские убеждения в ловушку (энергетическую яму);
  • как показало моделирование, уменьшить глубину «бассейна аттракторов» (и даже его «осушить») можно фармакологическим путем — с помощью нейролептиков — за счет снижения уверенности модели в своих действиях.

Т.е. заблуждения, в принципе, можно лечить так же, как бред и галлюцинации — с помощью нейролептиков.

Что из этого следует и в чем проблема

Допустим, пройдя все необходимые проверки, в недалеком будущем людям будет предложена возможность избавляться от заблуждений, понижая упёртость своих ошибочных убеждений с помощью нейролептиков нового поколения. Сколь благотворное действие это могло бы оказать на человечество, можно только мечтать.

Но есть проблема.

В проведенном исследовании этой проблемы нет. Там всё предельно конкретно и ясно.

Заблуждения — это убеждения (в вероятностном смысле), полученные из умозаключений, и при этом:

✔️ ложные;

✔️ «железобетонные» (подтверждаемые большой уверенностью в них);

✔️ упёртые (невосприимчивые к доказательствам противного — как в споре прививочников и антипрививочников)).

Но в жизни ведь все не так просто.

Во-первых, даже явный бред (в смысле настоящий бред в психиатрическом определении) не зависит от сенсорных доказательств, и потому они не могут быть использованы для доказательства ложности такого бреда. А как с остальными заблуждениями?

Во-вторых, свобода воли людей. Они могут отказываться от приема чудо-таблеток нейролептиков из-за собственных заблуждений. Ведь тут, как с вакцинацией:

  • с одной стороны, каждый считает оппонентов заблуждающимися;
  • с другой, — выбор вакцинироваться или нет — личное дело каждого.

Интересно, — какие еще препараты нужно изобрести, чтобы решить и эти проблемы?

________________________

Ваши шансы увидеть мои новые посты быстро уменьшатся до нуля, если вы не лайкаете, не комментируете и не делитесь в соцсетях.

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации