Итоги итогов 2018

Волатильность и неопределенность выросли и в 2019 вырастут еще больше

Image for post
Image for post

Если обобщить десятки уже опубликованных итогов года и прогнозов на следующий по широкому спектру тем (от технологий и экономики до социальной и политической жизни), интегральный прогноз получается такой.

  1. Волатильность и неопределенность растут во всех странах, отраслях и рынках, равно как и в большинстве аспектов жизни человечества.
  2. В следующем году этот процесс продолжится с ускорением.

Почему это происходит?

Разные эксперты из разных областей дают широкий спектр различных ответов на этот вопрос.

Мне среди них ближе всего версия Нассима Талеба (Nassim Taleb).

Причина в росте эпистемической неопределенности и эмерджентности вследствие техно-социального усложнения мира.

Попробую развернуть эту мысль Талеба, воспользовавшись его же аргументацией, как я её понимаю.

Супер-Твиттер-Батл 2018

Самой жаркой дискуссией уходящего года стал ноябрьский твиттер-батл Нассима Талеба против Нейта Силвера (Nate Silver) о том, когда и насколько можно доверять прогнозам.

Таллеб — всемирно признанный эксперт (теоретик и практик) в вопросах понимания вероятности в реальном мире, автор многих бестселлеров, как философского, так и технического характера на тему неопределенности и рисков.

Силвер — опытный статистик, соучредитель знаменитого ресурса по прогнозированию FiveThirtyEight, получившего широчайшую известность благодаря прогнозированию результатов выборов, звезда всех теле-шоу о прогнозах в политике и спорте.

Батл Талеба и Сильвера разразился после того, как Талеб публично заявил:

FiveThirtyEight не знает, как грамотно прогнозировать выборы.

Накал битвы был беспрецедентным. Аудитория — миллионы интеллектуалов — от математиков и социологов до брокеров и инвестбанкиров. И всё потому, что контекст этой темы убойный —

в стремительно усложняющемся и ускоряющемся мире важность прогнозов растет, а точность — падает.

И потому всем был интересен не только результат батла (как публичного мордобоя высоких интеллектуалов), но и сущностный ответ — когда и насколько можно нынче доверять прогнозам.

* * *

Результаты острой дискуссии обобщены в десятках статей и постов. Составлены даже специальные библиотеки примеров (данные и программы их анализа), иллюстрирующих позиции сторон. Желающих самостоятельно в этом разобраться адресую к отличной работе Исаака Фабера «Why you should care about the Nate Silver vs. Nassim Taleb Twitter war. How can two data experts disagree so much?».

Я же здесь лишь сформулирую сухой остаток спора, таким, как он видится мне.

Прав Нассим Талеб. Причем прав:

— и по части ответа на вопрос спора,

— и касательно того, что мотивирует Нейта Силвера, FiveThirtyEight и многие другие аналитические структуры придерживаться противоположной Талебу позиции.

Не все действительные числа от 0 до 1 являются вероятностями

Основным источником противоречий и путаницы вокруг прогнозов FiveThirtyEight является то, что они являются вероятностными. Практически это означает, что они не предсказывают победителя или проигравшего, а сообщают о вероятности того или иного результата.

Что еще более усложняет проблему, — эти прогнозы сообщаются задолго до события в виде точечных оценок (иногда с подразумеваемой ошибкой модели).

Однако используемые модели вовсе не являются копией реального мира. И что еще хуже, — никто на свете не может определить задолго до события, насколько велика ошибка моделирования.

Суть тут в следующем (и эта суть совсем не очевидна для большинства читателей прогнозов FiveThirtyEight).

Любые предсказания имеют два типа неопределенности: алеаторная и эпистемическая.

Алеаторная неопределенность связана с фундаментальными свойствами системы, а именно — со случайным характером изучаемых процессов (например, вероятностью выпадения шестерки на игральной кости).

Эпистемическая неопределенность связана с неопределенностью системы — а именно, с отсутствием достаточных знаний о процессах и замене знаний некоторыми неточными моделями.
Например, мы не знаем:

  • сколько сторон у игральной кости,
  • как маркированы её грани,
  • по какой из граней (верхняя или нижняя) будет определяться результат,

— и потому мы просто не знаем вероятность выпадения шестерки в такой весьма неопределенной системе.

Иными словами:

  • алеаторная неопределенность относится к результатам игры;
  • а эпистемическая (или эпистемологическая — кому как нравится) неопределенность относится и к тому, в какую игру мы играем, и каков будет её результат.

Выборы обладают высокой эпистемической неопределенностью, когда нужно угадывать и игру, и её результат.

Угадать же игру зачастую просто невозможно, — она происходит во многом под ковром на фоне дымовой завесы ложных или отвлекающих новостей.

Но самое худшее, что политические игроки изо всех сил стараются сломать игру, если не подменяя правила, то, как минимум, трактуя их в свою пользу. С этой целью игроки инициируют сторонние действия третьих лиц (не являющихся участниками игры), способные повлиять на ход игры.

Например, в модели FiveThirtyEight просто отсутствовал вариант, что Глава ФБР Джеймс Коми возобновит расследование по электронной почте Хиллари Клинтон. Но он вдруг взял и возобновил. И это вызвало всплеск изменений прогноза, конечно же, повлияв и на результаты выборов.

В итоге, эпистемически неопределенные события априори игнорируются в прогнозах. А без учета наиболее важных неопределенностей, получить достоверную вероятность итога выборов невозможно.

* * *

Что же касается мотивов, толкающих FiveThirtyEight и многие другие аналитические структуры, занимающиеся оценкой общественного мнения и прогнозированием социально-политических событий, — то ими движет, по мнению Талеба, “гремучая смесь” из непонимания сути вероятностных прогнозов и вполне понятных корыстных целей.

Ведь это их бизнес. И лучший способ его приумножать — давать еженедельные вероятностные прогнозы, зарабатывая на их комментировании в СМИ и обсуждая их на ТВ шоу.

Казалось бы, занавес. Всё ясно.

Нам просто конопатят мозги, намеренно исключая из прогноза эпистемическую неопределенность, с целью заработать на прогнозах, не отягощая ни себя, ни нас вопросами точности предсказательных моделей.

Однако ситуация еще хуже. Нассим Талеб, хоть и расплющил Сильвера в споре, но в этом споре было сказал не всё.

Вопрос — откуда прилетают Черные лебеди эпистемической неопределенности — здесь остался без ответа

Так откуда же прилетают Черные лебеди?

Сначала ответим на вопрос — почему они прилетают.

Согласно Талебу, они прилетают вследствие эпистемической самонадеянности людей. Подробно Талеб пишет об этом в главе 10 “Черного лебедя” (но если нужно быстро освежить в памяти, можно взглянуть краткий конспект книги).

Суть понятия эпистемическая самонадеянность в том,

что наш запас познаний растет быстро, но наша самоуверенность в этих познаниях растет еще быстрее.

Как следствие, — мы переоцениваем свои знания и недооцениваем неопределенность.

В итоге, —эпистемическая самонадеянность и связанная с ней футурологическая слепота.

* * *

Теперь, наконец, можно перейти к вопросу — откуда прилетают Черные лебеди?

Согласно Талебу, Черные лебеди “зимуют в разных странах”, откуда они и прилетают к нам совершенно непредсказуемым образом и когда захотят.

Самая большая из стран зимовки Черных лебедей называемой эмерджентность.

Подробно Талеб пишет об этом в 3ей книге своего самого нового сборника «Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни» (опять же, если нужно быстро освежить в памяти, можно взглянуть краткий конспект сборника).

Эмерджентностью называют качественный скачок в усложнении системы, когда вдруг совершенно самопроизвольно у неё появляются качества (свойства), отсутствующие у ее элементов, и возникающие исключительно благодаря объединению этих элементов в единую, целостную систему.

Элементами таких систем могут быть что угодно: от молекул вещества до автомобилей и живых особей.

Как пишет в своей недавней статье Джон Ренни, -

«Вы можете провести целую жизнь, изучая отдельную молекулу воды, но никогда не сможете определить свойства льда. Наблюдайте за одиноким муравьем под микроскопом столько захотите, но вы не можете предсказать, что тысячи таких муравьев могут вдруг совместно построить мост из своих тел, чтобы преодолеть пропасть. Изучите птиц в стаях или косяки рыб, но вы не найдете там никого, кто бы руководил удивительно слаженным движениями всех остальных».

Эмерджентность присутствует повсюду: в биологических, общественных, рыночных и прочих типах систем. Посмотрите этот 3х минутный новый ролик от Quanta Magazine, иллюстрирующий сказанное.

Именно эмерджентность определяет невозможность предсказания поведения систем, после прохождения ими «фазовых переходов», о которых рассказано в ролике.

Самопроизвольно возникающее новое свойство целого так и называют «непредвиденным» (эмерджентным). В итоге этой непредвиденности и появляется Черный лебедь.

Но ведь в привычных нам «фазовых переходах» из одного агрегатного состояния вещества в другое предсказать поведение системы после такого перехода теоретически возможно! Можем же мы предсказывать, как поведет себя лед, который получится после того, как замерзнет вода в бутылке.

Всё так. Но увы!

Для эмерджентности социальных, экономических и политических систем законы фазовых переходов пока что не известны.

И пока эти законы не будут открыты, из «страны эмерджентности» будут прилетать к нам Черные лебеди, предсказать появление которых не сможет ни FiveThirtyEight, ни кто-то еще на свете.

Резюме — TheWorldIsNotEasy

Да. Мир оказывается все более не прост. Мы думали, что квантовая механика и многомировая модель мира — это предел сложности в его понимании. Оказалось, нет.

✔️ Мы не знаем большинства “игровых правил” этого мира. И потому эпистемическая неопределенность не позволяет нам делать удовлетворительно точные прогнозы событий, до которых остается и всего-то несколько дней.

✔️ Эмерджентность социальных, экономических и политических систем порождает стаи Черных лебедей — не столь огромных и разрушительных, как те, о которых пишет Талеб в одноименной книге, но вполне способных абсолютно непредвиденным образом, кардинально менять ход событий, обесценивая любые прогнозы.

Тем не менее, хочется верить, что Эйнштейн, хотя бы частично, был прав, говоря, что Бог не играет в кости. В квантовой механике, к сожалению, не получилось найти некие “скрытые параметры”, незнание которых не позволяет построить “точную” квантовую механику природных систем.

Но с эмерджентностью искусственных (создаваемых людьми) социальных, экономических и политических систем далеко еще не все ясно. И точный расчет поведения таких систем после “фазовых переходов” вполне может оказаться возможным.

И тогда появится что-то типа психоистории Айзека Азимова. О чём, я надеюсь, впервые будет сообщено на канале TheWorldIsNotEasy.

Ну а пока, — мир, по-прежнему, не прост. И единственное, что можно предсказать точно, — что новый 2019 год по своей волатильности и неопределенности превзойдет уходящий 2018.

________________________________

Если вам понравился этот пост — не забудьте:

- нажать “палец вверх”;

- подписаться на обновления канала на платформе Medium;

- оставить комментарий.

Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное». Подпишитесь

Written by

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store