Культура может спасти сотни миллионов жизней

Новостная лента, к сожалению, продолжает подбрасывать поводы для обсуждения темы «если завтра война». В ее контексте мне видится небезынтересным проанализировать истоки неизбывной страсти человечества к уничтожению себе подобных. Ведь понимание этих истоков, возможно, поможет лучше понять, что в современном мире сдерживает, а что катализирует процессы возникновения войн, межнациональных конфликтов и терроризма.

В качестве отправной точкой для такого анализа обратимся к результатам нового исследования «Филогенетические корни смертельного насилия человека», выполненного на стыке четырех научных направлений: Биологическая антропология, Культурная эволюция, Филогенетика и Социальная эволюция.

Проанализировав обширный корпус верифицируемых данных, авторы исследования сформулировали такие выводы.

  1. Впервые на обширном корпусе научных данных проведена оценка уровня смертельной внутривидовой агрессии человечества, позволяющая назвать этот уровень филогенетическим фактором (наследуемым человеком в ходе эволюционного развития видов).
  2. Согласно наследуемой в процессе эволюции генетике человечества, как биологического вида, этот уровень должен быть около 2%.
  3. В ходе истории программируемый биологической эволюцией уровень изменялся в сторону понижения, вследствие социально-политических и культурных изменений в обществе. Этим объясняется, почему на диаграмме уровень смертельной внутривидовой агрессии человека меньше, чем, например, у львов (хотя в силу природной вооруженности этих видов должно быть иначе).
Филогенетическое дерево и сравнительные уровни смертельной внутривидовой агрессии (ист. Nature)

Переводя эти выводы на язык бытовых примеров, можно сказать так.

Если бы человек руководствовался лишь своей природой, то в среднем, двое из ста погибали бы по воле других людей. В мирное время — из-за агрессии соседей. В войну — при агрессии неприятеля.

Однако, вследствие социально-политических и культурных изменений в обществе, уровень смертельной внутривидовой агрессии человечества снижается.

Чтобы понять, как эти изменения в обществе снижают уровень внутривидовой агрессии людей, обратимся к другому междисциплинарному исследованию — «Социальное насилие: эволюционно-исторический аспект», выполненному на стыке еще четырех научных направлений: Культурная антропология, Универсальная история, Историческая социология и Методология междисциплинарных исследований.

В этой работе обсуждается весьма интересной гипотеза т.н. техногуманитарного баланса.

Давно известно, что жизнь на земле устроена так, что чем более «вооружен» тот или иной вид, тем сильнее у вида мораль не убивать себе подобных. Коротко и популярно об этом написано у В.Р.Дольника в его известной книге «Непослушное дитя биосферы»

Есть много видов (волк, орел и т.п.), вооружение которых так сокрушительно, а приемы применения столь молниеносны, что настоящая боевая стычка между соперниками закончилась бы смертью одного из них, а то и обоих. И поэтому механизм эволюции понижает у этих видов уровень агрессивности, повышая у вида мораль.

Зато у слабо вооруженных животных (голубь, заяц и т.п.) мораль слабая, ведь они не могут причинить друг другу непоправимый ущерба (для информации: голубка, символ мира, способна медленно и страшно добивать поверженного противника).

Человек в своем естественном состоянии — очень слабо вооруженное животное. Инстинктивная мораль человека соответствует этому состоянию: она слабая. Начав создавать с помощью разума оружие и совершенствуя его, человек стал самым вооруженным видом на Земле.

По закону природы, вид, у которого нет баланса между агрессивностью и вооруженностью (нечто вроде голубя с орлиным клювом или зайца с волчьими клыками), –оказывается нежизнеспособным из-за слишком высокой доли внутривидовых убийств.

И если бы мораль человеческих сообществ не повышалась за счет социально-политических и культурных изменений в этих сообществах, человечество давно бы себя истребило. А это не происходит, не смотря на постоянное повышение смертоносности военных технологий человечества и неуклонный рост плотности населения.

На цифрах это выглядит, примерно, так.

Среднее число убийств в мире (при отсутствии крупномасштабных войн и политических репрессий) менее 0,01%.

Прогнозный показатель для человеческого вида (согласно его природе) — 2%.

Доля погибших в войнах в XIX и XX вв. составляет по 1% населения Земли.

Самым простым и понятным измерением морали в любом обществе служит доминирующая в нем ценность человеческой жизни.

А поскольку «коэффициент кровопролитности» (отношение количества убийств за некоторый период времени к численности сообщества за тот же период) неуклонно снижается в ходе истории человечества, можно сделать вывод, что ценность человеческой жизни до сих пор росла даже более высоким темпом, чем мощь производственных и боевых технологий.

Хотя местами и временами это было иначе.

Процент жертв от численности населения для войн первобытных племен австралийских аборигенов около 10%.

Во второй мировой войне из всех стран — участниц последней только в СССР процент жертв от численности населения превысил обычные показатели для первобытных племен и составил 14% (у Германии — 9,3%)

За неполных 4 года захватившая в 1975 г. власть в Кампучии левацкая группировка “красные кхмеры”, уничтожила более 3 млн. человек, то есть почти 50% населения страны.

Главное следствие из гипотезы техногуманитарного баланса в том, что

Локальные нарушения техногуманитарного баланса слишком хорошо известны, чтобы их перечислять. Когда Мао Цзэдун заявлял, что атомная война не страшна, потому что погибнут всего 300 млн. человек, зато остальные будут жить при коммунизме, это было явным разрывом между техническими возможностями и ценностью человеческой жизни.

В последнее время мы все чаще наблюдаем попадание современного оружия в руки людей, сохранивших средневековые нравственные устои (например, та же запрещенная в России ИГИЛ).

Аналогичные нарушения техно-гуманитарного баланса характерны для большинства террористических актов, несущих большие жертвы.

В ходе войн XX столетия погибло около 100 млн. человек. Примерный расчет числа потенциальных военных жертв XXI века может составить около 200 млн.

От ядерного оружия уже никто не откажется.

Остается надеяться лишь на рост культуры, способной повысить ценность человеческой жизни у его обладателей.

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации