Один из близнецов совершил преступление — но который?

Какая вероятностью по ДНК тестам способна убедить присяжных?

Image for post
Image for post
Иллюстрация: Scott Menchin

Этот сюжет в стиле очередного сезона «Настоящего детектива» завораживает своей неразрешимой простотой. Настолько, что я решил вас отвлечь на него в входной.

Итак.

Однажды ночью в ноябре 1999 года 26-летняя женщина была изнасилована на стоянке в Гранд-Рапидсе, штат Мичиган. Полицейским удалось получить ДНК преступника из образца спермы, но соответствия кому-либо в базе данных полиции не нашлось.

Ситуация осложнялась тем, что детективы не нашли никаких отпечатков пальцев на месте происшествия и не обнаружили никаких свидетелей. Женщина, на которую напали сзади, не смогла составить описание внешности преступника. Столкнувшись с полной неопределенность, следствие заключило, что насильника, вероятно, никогда не найдут.

5 лет расследование топталось на месте. И вдруг, совершенно неожиданно, находится совпадение образца ДНК с места преступления. Образец совпал с ДНК некого мужчины, отбывавшего наказание за очередное сексуальное преступление и сдавшего пробу на ДНК анализ, в связи со своим запросом об условно-досрочном освобождении.

Казалось бы, вот оно! Но не тут-то было. У выходящего по УДО насильника был однояйцовый близнец. А стандартные тесты ДНК не могут различить однояйцовых близнецов.

У прокуроров не было никаких дополнительных доказательств, чтобы исключить виновность одного или другого. И поскольку они не могли выдвинуть обвинения против одного из 2х мужчин, дело так и остается открытым вот уже 20 лет.

Но прогресс не стоит на месте.

В последние годы ученые получили более четкую картину раннего развития эмбрионов однояйцовых близнецов. Происходя из одного оплодотворенного яйца, они позже приобретают уникальные генетические мутации. Новые достижения в секвенировании ДНК позволяют точно определять эти мутации и различать однояйцовых близнецов.

Это может произвести революцию в самом трудном кейсе криминалистики — когда у обвиняемого есть однояйцовый близнец: от ограблений и убийств до изнасилований и установления отцовства.

Но к сожалению, не все тут просто.

Какова, по-вашему, должна быть вероятность установления личности преступника по новому ДНК тесту?

Что если вероятность двух близнецов различается лишь десятитысячной долей процента (например, 99,9991% и 99,99992%)?

Какая вероятность будет достаточна для вынесения решения судом?

А учитывая, что почти все новые криминалистические методы — вероятностные, не получается ли, что вынесение приговора становится уже не прерогативой присяжных, а экспертов по вероятности?

Подробней, с интересными примерами, читайте здесь.

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Written by

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store