COVID-19 превращается из «Чёрного лебедя» в «Розового фламинго» (3-я волна COVID-19 прогнозируется уже в марте)

Image for post
Image for post

Kарл Фристон дипломатично, но при этом предельно ясно объяснил медицинским начальникам и политикам, что они сильно не правы. Если переводить смысл «воззвания Фристона» с академически-профессорского языка на повседневный, — то пришлось бы крепко материться. Но я все же попытаюсь доходчиво изложить суть этого «воззвания», не прибегая к матюгам.

Хотя и стоило бы. Ибо на наших глазах, усилиями властей пандемия COVID-19 превращается из «Чёрного лебедя» в «Розового фламинго».

Напомню, что «Розовый фламинго» — это самая страшная и уродливая птица среди символов катастроф. Это известный катастрофический риск, игнорируемый из-за когнитивных предубеждений руководителя или группы руководителей под воздействием мощных институциональных групп интересов. В отличие от «Серых лебедей», это не просто риски, на которые люди склонны закрывать глаза или бессознательно игнорировать. Это риски, игнорируемые высоким начальством под воздействием конкретных групп влияния.

Но вернемся пока к сути «воззвания Фристона».

✔️ Власти не понимают, какая из стратегий минимизации ущерба от COVID-19 (жизни + здоровье (в том числе психическое)+ экономика) оптимальна.

✔️ Даже при выборе диаметрально противоположных политик (типа, ввести локдаун — не вводить локдаун), власти ухитряются в обоих случаях наступить на грабли.

✔️ Причина этого в неучете фактора времени: вводимые меры вводятся либо слишком рано, либо — когда уже поздно.

✔️ Неучет времени проистекает из метода построения моделей, прогнозы которых так или иначе приходится принимать в расчет властям при обосновании своих решений.

Дело в том,

что все мейнстримные модели при оценке эпидемических характеристик (например, коэффициента распространения R), основаны на подгонке кривой к последним имеющимся данным. Это значит, что такие оценки отстают от реальной ситуации примерно на две недели и варьируются в зависимости от данных, используемых для оценки. В добавок к такому запаздыванию, прогнозы мейнстримных моделей не учитывают смягчающий эффект принимаемых противоэпидемических мер, и тем самым неоправданно усугубляют прогнозы.

От обоих недостатков свободен новый альтернативный метод построения эпидемических моделей — динамическое причинно-следственное моделирование (DCM), о котором я уже не раз писал (например, здесь). DCM использует данные не для подгонки кривых, а для Байесовского вывода параметров процесса распространения инфекции и его динамики в текущий момент времени. Это позволяет учитывать время: избавляет прогноз от запаздывания и привязывает его к текущей дате. Практика прогнозов DCM по 1-й волне COVID-19 показала, что они сбывались с точностью до 1–2 дней.

Сейчас же, как пишет Фристон, ситуация хуже, чем при 1й волне.

Основываясь на прогнозе мейнстримной модели SPI-M, Британия снова ввела локдаун национально уровня. Основанием этого названа необходимость снижения R ниже 1. В конце октября консенсус-оценка SPI-M по R составляла от 1,1 до 1,3, а их прогноз числа ежедневных смертей исчислялся тысячами и рос еще несколько недель ноября.

Этот прогноз резко контрастирует с прогнозом по методу DCM.
Он предполагает, что R был уже меньше 1, когда было объявлено о локдауне, а пик распространения инфекции был пройден несколькими неделями ранее. Как результат, прогноз DCM по числу ежедневных смертей измеряется в сотнях и при этом смертность уже вышла на плато.

Согласно текущим прогнозам DCM, в марте придет 3-я волна (хотя правильно называть её не 3-й, а третичной волной, т.к. и 2й волны не было, а была вторичная.

С эпидемиологической точки зрения существует различие между вторичной и 2-й волной.

Вторичная волна подразумевает, что вирус распространяется через сообщества, которые ранее не подвергались воздействию или фактически не существовали в первичной волне (например, сообщества студентов в общежитиях). 2-я волна относится к реинфекции сообществ, которые уже испытали 1-ю волну (очень похоже на сезонный грипп).

Это различие имеет решающее значение, поскольку вторичная волна основывается на передаче между сообществами, а не между отдельными людьми внутри сообщества. В свою очередь, это предполагает, что вид передачи, необходимый для ослабления вторичной волны, требует, как уменьшения контакта между людьми, так и между общинами или регионами. Последнее в большей степени обеспечивается национальной блокировкой в связи с местными или региональными мерами (подробней здесь).

Из прогноза DCM следует,

что окно возможностей до начала третичной волны будет очень коротким. И потратить это время на уже ненужный локдаун равносильно «запиранию конюшни, когда лошадь из нее уже сбежала».

Но самое худшее даже не в этом.

А в том, что

И это превращает третичную волну COVID-19 из «Чёрного лебедя» в «Розового фламинго»:

  • Ибо массовая вакцинация пойдет, в лучшем случае, с лета 2021 и займет около года.
  • А скорость распространения COVID-19 нарастает. Число подтвержденных случаев заболевания в мире уже превысили 50 млн . Текущая скорость изменений на 60% выше, чем это было в течение предыдущих 10 млн случаев, и теперь составляет в среднем 580 тыс новых случаев в день. США, Индия, Бразилия, Франция и Россия входят в пятерку стран с наиболее подтвержденными случаями заболевания.
Image for post
Image for post
Источник: https://twitter.com/yaneerbaryam

Прикиньте сами, сколько раз по 10 млн случаев может случиться до лета 2021 при столь стремительном ускорении пандемии.

И поэтому Фристон призывает в своем «воззвании».

Посмотрите на прогнозы и реальность и сделайте обоснованный вывод:

✔️ подходит ли используемый сейчас мейнстримный тип моделирования для руководства чувствительными ко времени политическими решениями;

✔️ и не путаем ли мы консенсус с ортодоксией.

Image for post
Image for post
Источник: http://www.cashin.ru/virus/countries/

Поставленный Фристоном вопрос — не просто о рисках, на которые люди склонны закрывать глаза или бессознательно игнорировать.

Речь о «Розовом фламинго ковида» — рисках, игнорируемых высоким начальством под воздействием конкретных групп влияния.

И кстати, взгляните еще раз на графики.
Последние 4 месяца Россия идет по трендам Британии с запаздыванием на 2–3 недели.
И может, сказанное Фристоном относится не только к Британии?

________________________________

Спасибо за просмотр! Ставьте лайки и подписывайтесь на канал. Всего доброго!

Written by

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store