SAPIENTISSIMUS — Альтернативное будущее человечества

Как борьба добра и зла внутри нас делает нас людьми

Image for post
Image for post
Черный монолит. Кадр из фильма «2001 год: Космическая одиссея»

Часть 1

Историческая сослагистика развития интеллекта

Василий Звягинцев «Бульдоги под ковром»

— 1 —

КАРГО-КУЛЬТ ИИ

Впрочем, не нужно быть специалистом для понимания интуитивно очевидной вещи — прежде чем становится возможным создание искусственного аналога чего-либо, людям необходимо разобраться и понять, как оно устроено, и как работает. При этом совсем не обязательно, разобравшись и поняв устройство и принципы работы интеллекта человека, копировать это при создании ИИ. Не было же 100%ного копирования природы, например, при создании «искусственных птиц» — самолетов. Однако, принципиально важно было понять, что у «искусственной птицы» должны быть какие-то крылья, обеспечивающие ей подъемную силу и некая силовая установка для создания тяги в полете. Ну а будет ли это одно или несколько крыльев, будут ли они подвижными или нет, и на каком физическом принципе будет работать силовая установка, — уже не принципиально.

Что же до текущего состояния понимания принципов устройства нашего интеллекта, то, к сожалению, можно констатировать следующее.

Признанной научным сообществом и экспериментально подтвержденной теории об устройстве и принципах работы человеческого интеллекта, пока не существует.

Есть различные теории-кандидаты, базирующиеся на совершенно разных структурах, процессах и даже физических принципах, лежащих в основе их представлений о работе интеллекта. Но даже самые проработанные и широко известные из этих теорий пока что весьма далеки от того, чтобы считаться хотя бы общепонятыми, не говоря уж об общепринятыми.

Таким образом, задача создания интеллекта искусственного по-прежнему упирается в недостаточное понимание устройства и принципов работы интеллекта естественного — того человеческого интеллекта, что сложился у нас в результате миллионов лет эволюции. А без этого понимания все создаваемые нами ИИ оказываются чем-то вроде бамбуковых муляжей самолетов в туземных карго-культах. Т.е. какую-то практическую задачу туземцев они все-таки решают, — например, сплачивают их в едином танце вокруг соломенного самолета и подпитывают суеверные убеждения туземцев, что припасы вот-вот прилетят. Но реальной практической заменой оригинала муляжи быть не могут, поскольку функционально с оригиналом не совпадают и, в силу этого, не способны доставлять туземцам столь желанные им материальные блага.

Image for post
Image for post
Группа туземцев возле сооруженного ими «самолета», который должен, в их понимании, принести полезные дары с неба.

Возможно, человеческий интеллект все еще слишком сложен для его деконструкции современной наукой. Но если так, и мы, подобно туземцам, не в состоянии охватить своим скудным умом устройство и принцип работы столь сложной машины, то, может быть, стоит попытаться рассмотреть и понять, каким образом эта машина создавалась природой? Ведь единственное, что мы практически точно знаем, так это то, что наш интеллект — продукт миллионов лет работы эволюции.

А что, если бы нам удалось проследить многоэтапный процесс «производственной сборки» нашего интеллекта — его усложнений и усовершенствований в его организации и принципах работы, проделанных за миллионы лет эволюцией?

Может, таким образом мы бы могли, наконец, приблизиться к пониманию, как устроен и работает интеллект современного человека?

Image for post
Image for post

— 2—

СВЕРХМАРАФОН АНТРОПОГЕНЕЗА

Image for post
Image for post
Рис. 2. Клада шимпанзе (верхняя ветвь) и клада человека (нижняя ветвь). Источник: Л.Б. Вишняцкий «Человек в лабиринте эволюции»

При этом мы понимаем, что эволюционные корни интеллекта уходят на десятки миллионов лет дальше этой развилки, в те далекие времена, когда формировался интеллект многих других видов млекопитающих, несомненно также обладающих теми или иными формами интеллекта. Однако, наиболее близкие нам и наиболее интеллектуально развитые животные — китообразные, слоны, человекообразные обезьяны — обладают иной, отличной от человека формой разума. И потому их интеллект и сознание (а оно у животных, скорее всего, тоже есть) нам понять куда сложнее.

Ведь в том, что касается человека, мы хотя бы худо-бедно представляем итоговый результат эволюции, экспериментируя с собственным интеллектом. Тогда как попытки оценки интеллекта высших животных так и не позволили современной науке продвинуться дальше понимания того, что их интеллект, хоть и можно как-то сопоставить с интеллектом 2–4 летних детей, но это всего лишь грубое, неточное, да и не совсем корректное сопоставление, поскольку разум этих животный просто иной, чем человеческий.

И потому развилка эволюционных траекторий предка человека и животных, после которой появился новый потенциально сверх-разумный вид, видится обоснованной стартовой точкой для анализа эволюционного процесса формирования человеческого типа разума. После прохождения этой стартовой точки в ходе дальнейшей эволюции получилось разумное существо, способное освоить всю планету и создать цивилизацию Именно тогда был включен «пусковой механизм» антропогенеза. И если представить следующие 6 млн. лет эволюции человеческого интеллекта в виде популярной метафоры Густава Эйхельберга, уподобившего динамику развития человеческого общества 60ти километровому сверхмарафону, получится примерно следующее (при сопоставлении 1 км. дистанции ста тысячам лет эволюции).

  • Старт 60ти километрового сверхмарафона
    (примерно 6 млн. лет назад)

Оценки разных исследований здесь расходятся, соглашаясь на том, что это произошло где-то в интервале от 8 до 4,5 млн лет назад.

Включен «пусковой механизм» антропогенеза. Разошлись эволюционные пути наших предков и предков наших ближайших родственников — современных африканских человекообразных обезьян. Как следствие — на Земле может появиться новый потенциально сверх-разумный вид.

  • 35й км. дистанции
    (2,5 млн. лет назад)

И этот род появился. Начинается самостоятельная история рода Homo, объединяющего современных людей и десятки тысяч поколений их предков. Появление первых каменных орудий.

  • 40й км. дистанции
    (2 млн. лет назад).

Люди распространились из Африки в Евразию. Параллельно идет эволюция различных видов людей.

  • 56й км. дистанции
    (500 тыс. лет назад)

Неандертальцы эволюционируют в Европе и на Ближнем Востоке.

  • 58й км. дистанции
    (300 тыс. лет назад)

Люди освоили повседневное использование огня и членораздельной речи.

  • 59й км. дистанции
    (200 тыс. лет назад).

Началась эволюция Homo sapiens в Восточной Африке.

  • 60й км. дистанции
    (70 тыс. лет назад).

Происходит «Большой переход Homo» (другие названия: Human revolution, верхнепалеолитическая революция, когнитивная революция и пр.) — грандиозный переход, в ходе которого движущая сила эволюции изменилась от биологии к культуре — совокупности поведенческих паттернов, разделяемых членами сообщества, основанного на информации, передаваемой социальным путем. Культурная эволюция становится доминирующей, а жизнь человечества становится все более зависимой от распространения идей, а не генов. «Большой переход Homo» стал возможен, как только мозг человека развился настолько, что появилась возможность использовать его не только для хранения информации и прогнозирования окружающей среды в целях выживания, но и для социального обучения, а также для инноваций.

Описанный эволюционный сверхмарафон наводит на размышления, как минимум, по следующим 4 вопросам.

  1. Что запустило «механизм антропогенеза» и стало его катализатором, в результате чего разошлись эволюционные траектории шимпанзе и далеких предков Homo sapiens?
  2. Что за принципиальное отличие возникло у далеких предков людей от шимпанзе, позволившее нашим предкам после шестимиллионолетнего эволюционного сверхмарафона преодолеть когнитивную пропасть, отделяющую разум животных от разума человека?
  3. На что эволюции потребовалось «59+ км. сверхмарафона», подготовивших менее чем километровый победный спурт Homo sapiens?
  4. Почему только на последних нескольких сотнях метров сверхмарафона заработал допинг, запустивший «Большой переход Homo» — экспоненциально ускоривший «бег» Homo sapiens?
Image for post
Image for post

— 3—

СЛУЧАЙНОСТЬ ИЛИ …?

Известный российский археолог, д. и. н., ведущий научный сотрудник Отдела археологии палеолита Института истории материальной культуры РАН Леонид Борисович Вишняцкий считает запуск «механизма антропогенеза» результатом случайности — уникального стечения столь же уникальных обстоятельств.

«Толчком, заставившим его начать работу, послужило маловероятное в принципе пересечение в нужном месте и в нужное время практически независимых друг от друга биологических
(формирование у какой-то группы или групп интеллектуально продвинутых гоминоидов морфологической предрасположенности к прямохождению), климатических (аридизация) и тектонических (образование Восточноафриканского рифта) процессов. Это случайное стечение обстоятельств закрыло для наших предков возможность адаптации к меняющимся условиям существования обычным — биологическим — путем и подтолкнуло к более активной реализации уже имевшегося у них достаточно высокого интеллектуального потенциала».

Определяющей ролью случайности — «результатом целого ряда совпадений, следствием далеко не обязательного и даже маловероятного пересечения в одном месте и в одно время независимых или очень мало зависимых друг от друга природных процессов» — Л.Б. Вишняцкий объясняет

  • и появление человека вообще,
  • и выделение ветви, ведущей к человеку, когда она была еще практически неразличима на генеалогическом древе отряда приматов, и наши предки делали лишь первые шаги в направлении гоминизации,
  • и возникновения вида Homo sapiens.

Что ж. Набором маловероятный случайностей можно объяснить все, что угодно. Возможно, так и было. Но есть и иные предположения.

Например, автор мирового бестселлера «SAPIENS. Краткая история человечества» Юваль Ной Харари, ссылается на иную точку зрения, что могло спровоцировать когнитивную революцию.

«Наиболее распространенная теория утверждает, что случайные генетические мутации изменили внутреннюю «настройку» человеческого мозга и сапиенсы обрели умение думать и общаться, используя словесный язык. Можно именовать это мутацией Древа познания».

Согласно этой, доминировавшей с 2002 гипотезе, две уникальные мутации т.н. «гена речи» FOXP2 позволили человеку качественно оторваться от всего живого, превратившись в единственное на Земле существо, способное членораздельно говорить.

Однако со времени написания бестселлера Харари прошло уже 8 лет, и за это время гипотеза о генетической мутации «гена речи» так и не подтвердилась.

Более того, в 2018 году гипотеза объяснения уникальности разума человека двойной мутацией «гена речи» была опровергнута. Оказалось, что эта мутация произошла около 500 тыс. лет назад — задолго до «митохондриальной Евы» — проматери всех современных людей, жившей где-то 200 тыс. лет назад. Такой же как у нас вариант этого гена был обнаружен и у неандертальца. И теперь понятно, что изменения в FOXP2 произошли до того, как начал развиваться язык, — примерно более полумиллиона лет назад. Т.е. FOXP2 оказался не объяснением, а лишь частичкой объяснения сложного и пока не совсем понятного пазла.

Как признает выдающийся российский биолог, палеонтолог и популяризатор науки Александр Владимирович Марков — охота за «подлинно человеческими» особенностями в геноме человека пока дала сравнительно небольшой «улов». Но, тем не менее, что-то ведь изменилось в геноме наших далеких предков около 6 млн. лет назад, когда разошлись клады шимпанзе и человека. Иначе бы они просто не разошлись.

Среди версий, объясняющих «запуск антропогенеза» есть и версия великого фантаста Артура Кларка, экранизированная гениальным Стэнли Кубриком в лучшем фантастическом фильме всех времен и народов «2001: Космическая одиссея». Согласно этой версии, некий артефакт был оставлен на Земле несколько миллионов лет назад инопланетными исследователями, которые наблюдали за поведением обитавших тогда на Земле человекообразных существ и решили кардинально повлиять на их эволюционное развитие.

И сделали они это путем превращения зла (агрессии и насилия, уже заложенных в природу высших приматов эволюцией), в добро (катализатор развития разума).

Сцена, в которой обезьяна поднимает с земли кость и под симфонию Рихарда Штрауса «Так говорил Заратустра» превращается в убийцу, отображает ключевую мысль авторов «Космической Одиссеи»: насилие ведет к разуму, разум — к оружию, а оружие — к новому насилию. Так круг насилия становится основой будущей цивилизации.

Image for post
Image for post
Кадр из «2001: Космическая одиссея», когда обезьяна поднимает с земли кость под симфонию Рихарда Штрауса «Так говорил Заратустра», запуская механизм антропогенеза

Могло ли быть такое, — неизвестно. Сегодня убедительных доказательств за или против просто нет.

Но давайте зададимся более конкретным вопросом.

А в принципе, как это можно было бы сделать, пожелай того некая сверхразумная сущность?

Лежащая в основе подобного проекта идея, скорее всего:

✔️ гениально проста (иначе какая это сверхразумная сущность?);

✔️ связана с минимальной генетической корректировкой уже существующего биологического вида, меняющей его дальнейшую эволюционную траекторию в сторону превращения в потенциально сверх-разумное существо;

✔️ рассчитана на воплощение при любых вариантах развития событий на временном горизонте в несколько миллионов лет (поскольку в реальной истории Земли это заняло примерно 6 млн. лет).

Пример подобной идеи, удовлетворяющей трем названным требованиям, в форме отрывка из фанстастической повести, мог бы выглядеть так.

Image for post
Image for post

— 4—

ПРОЕКТ «ЧЕРНЫЙ МОНОЛИТ»

Разговаривают двое:

  • Межгалактический координатор эволюционных корректировок (К)
  • Руководитель проекта «Черный монолит» (Р).

— — —

(К): Этот проект чем-то отличается от всех прошлых точечных корректировок эволюции на обитаемых планетах?

(Р): Раньше мы использовали точечные корректировки лишь для совершенствования каких-то конкретных видов животных на планетах. Теперь же мы хотим создать принципиально новый вид. Это должен быть не просто новый вид животных, а существа, способные эволюционировать настолько, чтобы, примерно, через 6 миллионов лет создать уникальную культуру и собственную цивилизацию. Мы рассчитываем, что эволюция созданной ими культуры ускорит развитие вида по сравнению с биологической эволюцией на несколько порядков. В итоге такого ускорения на протяжении нескольких миллионов лет, скорость эволюционного совершенствования нового вида станет колоссальной. И после обретения видом языка и зачатков культуры, он всего лишь за какие-то 50–100 тыс. лет эволюционирует до масштабов планетарной цивилизации.

(К): Амбициозный план. А с чего планируете начать?

(Р): Первым шагом планируется появление на земле нового промежуточного вида, воплощающего в себе т.н. “парадокса добра”. Именно это и должно стать поворотным моментом, а потом и постоянным катализатором длительного процесса трансформации зверя в потенциально сверх-разумное существо.

(К): Тут давайте поподробнее.

(Р): Суть “парадокса добра” в том, что воплощающие его особи будут одновременно одним из наименее и наиболее агрессивных видов. Наименее агрессивны они будут по отношению к «своим». А наиболее агрессивны, — по отношению к «чужим». В отличие от большинства животных, в своих повседневных отношениях с ближайшим окружением («своими») они будут терпимы, доброжелательны, дружелюбны и неагрессивны. Но в то же время, они будут предельно агрессивны ко всем “чужим”, существенно чаще и эффективней, чем другие виды, убивая «чужих». Причем делая это с куда большей жестокостью и изобретательностью.

(К): А почему для перевода вида из состояния зверя в состояние потенциально сверх-разумного существа обязательно нужен такой промежуточный вид? И какова здесь роль “парадокса добра”?

(Р): На Земле идет эволюция класса 17.9.4, в основе которой постоянная конкуренция (межвидовая и внутривидовая) за ресурсы для выживания. Конкуренция предельно жестокая: либо убьешь ты, либо тебя. А поскольку эволюция работает на отбор самых приспособленных к такой жизни видов и особей, понятиям типа добра и зла здесь просто нет места. Добро здесь — это то, что позволяет выжить и оставить потомство. Даже если за это придется поубивать много других особей.

(К): Это понятно. Но почему для данного типа эволюции нельзя вообще не заморачиваться с «добром» и обойтись лишь уже развитыми эволюцией агрессивностью и жестокостью?

(Р): Можно. Но ждать развития разумности такого вида до уровня планетарной цивилизации придется слишком долго. Мы промоделировали все основные варианты дальнейшей эволюции наземных и водных приматов Земли в течение ближайших 30 млн. лет. Если по-прежнему, лишь агрессивность и жестокость останутся в качестве главных качеств в борьбе за выживание, то вероятность чисто эволюционного развития разума за указанный срок до уровня всепланетарной цивилизации не превышает долей процента.

(К): А при условии точечного вмешательства, встраивающего в эволюцию поведение, индуцирующее «добро»?

(Р): Шансы становятся выше 90% на горизонте около 6 млн. лет.

(К): За счет чего такое ускорение?

(Р): Тут довольно широкий комплекс причин. Назову три главных. Первая в том, что добрые, просоциальные отношения развивают способности к сотрудничеству и передаче культурных знаний. Во-вторых, «добрые» особи становятся умнее своих «злых» сородичей из-за сниженного у них уровня стресса, который подавляет в организме многие процессы. Третья по счету, но не по значению причина в том, что доброе, просоциальное поведение на гормональном уровне связано с неотенией — сохранением младенческих качеств у особи, достигшей половозрелого возраста. А это, помимо свойственной детенышам высокой терпимости, доброжелательности, дружелюбия и неагрессивности, пролонгирует у особи два важнейших для познания качества — любознательность и увлеченность в исследовании окружающего мира. У земных животных эти качества сохраняются лишь в раннем детстве. Потом они безвозвратно исчезают. Но в раннем детстве они жизненно необходимы, поскольку нужны для обучаемости и приобретению знаний.

Три названных причины радикального ускорения развития разума нового вида начнут постепенно действовать практически сразу после проведения нами точечного вмешательства. А примерно через 6 млн. лет, как показывает моделирование процесса культурной эволюции, просоциальное поведение и сотрудничество станут фундаментом для возникновения больших сообществ, государств и цивилизаций.

(К): Звучит довольно заманчиво. [И после небольшой паузы] Какой из вариантов корректировки эволюции вы выбрали в результате моделирования?

(Р): На практике, самой надежной и эффективной будет точечная корректировка агрессивности одного из видов: реактивная агрессивность (ответная реакция на обиду) снижается примерно вдвое. Тогда как активная агрессивность (агрессивность, мотивированная целями особи) остается неизменной — т.е. на чрезвычайно высоком уровне.

(К): А почему бы не понизить уровни обоих видов агрессивности?

(Р): Вид просто не сможет широко распространиться по планете. Столь доброжелательные и к своим, и к чужим существа могут выживать лишь в особых точках планеты, где для них полностью отсутствует какая-либо конкуренция за необходимые для выживания ресурсы. Нам же нужен вид, способный заселить всю планету.

(К): Понятно. С корректируемым видом уже определились?

(Р): Тут особо и выбора нет. Есть как раз три наиболее эволюционно продвинутых вида приматов. Один из них мы возьмем в качестве целевого и установим ему пониженную реактивную агрессивности, сохраняя при этом высокий показатель активной агрессивности. Два других вида будут контрольными: у первого из них обе агрессивности оставим как есть — на максимуме; у второго же сделаем в точности наоборот, по сравнению с целевым видом: оставим неизменным высокий уровень реактивной агрессивности, но понизим примерно вдвое уровень активной агрессивности.

(К): А как выбираете целевой вид из этих трех?

(Р): Да просто случайным образом. Это ведь в принципе все равно. Они же потенциально практически одинаковые.

(К): Хорошо. Последний вопрос — планируется ли контрольная точка в проекте до формирования на Земле цивилизации планетарного уровня?

(Р): Мы не считает целесообразным расширять объем точечного вмешательства ранее, чем через полученные нами при моделировании 6 млн. лет. Все должно идти без нашего вмешательства. Вплоть до момента, когда цивилизация столкнется с глобальными вызовами, которые уже не сможет преодолеть без превращения в цивилизацию планетарного уровеня. И лишь когда это случится, мы начнем 2ю фазу проекта, снова проведя точечную корректировку агрессивности. Но теперь уже понизив активную.

(К): Ну что ж. Интересный может получиться проект. Готовьте к активации оборудование «Черного монолита». Завтра я доложу ситуацию на Межгалактическом совете. И полагаю, что завтра же Совет санкционирует запуск проекта. Мне даже интересно, что из всего этого получится через 6 млн. лет. Ну да время летит быстро. И у нас с вами есть неплохие шансы самим увидеть результаты.

Фрагмент фильма «2001: Космическая одиссея». Черный монолит сейчас заработает. Музыка: Фрэнсис Трэвис — Реквием для сопрано, меццо-сопрано, двух смешанных хоров и оркестра

Ну а теперь о самом интересном.

Так вот, — фантазией является лишь:

  • наличие именно таких героев,
  • факт их беседы (никто свечку при этом не держал),
  • и информация о проведении инопланетного проекта «Черный монолит» (тут все вопросы к Кларку и Кубрику).

Ну а все остальное, — чистая правда.

✔️ «Парадокс добра»

✔️ Два типа агрессивности в природе

✔️ Кардинальное снижение реактивной агрессивности у людей по сравнению с животными

✔️ Три совершенно разных итоговых «микса агрессивности» у людей и двух видов шимпанзе

✔️ Влияние снижения реактивной агрессивности на просоциальное поведение, сотрудничество и социальное обучение

✔️ Связка просоциального поведения на гормональном уровне с неотенией

✔️ Влияние неотении на любознательность и увлеченность в исследовании окружающего мира

✔️ Социальное обучение, как основа культурной эволюции

✔️ Решающая роль культурной эволюции в «Большом переходе Homo»

Все это, повторяю, — чистейшая правда. И, следовательно, все могло быть примерно так, как рассказано.

А могло и не быть. Свидетелей, понятное дело, нет. А свидетельства, в основном, — из области чистого разума. Поэтому можно, воспользовавшись неологизмом от Л.Б. Вишняцкого, считать изложенный логический конструкт «исторической сослагистикой». Однако практически все элементы данного конструкта — и это принципиально важно, — экспериментально подтвержденные научные факты, пусть пока еще и не ставшие частью научного мейнстрима, но прошедшие все надлежащие проверки и пир-ревю.

Первым же и, так сказать, опорным элементом предложенного логического конструкта, является теория эволюции человеческой агрессивности, разработанная известным приматологом Ричардом Рэнгемом — профессором антропологии, основателем и директором исследовательского центра по изучению шимпанзе в проекте «Шимпанзе в Кибале», Уганда. Он посвятил изучению шимпанзе 50 лет и в этом году опубликовал итоговую монографию своих исследований, озаглавленную «Парадокс благости: странные отношения между добродетелью и насилием в эволюции человека».

Можно без большого преувеличения сказать, что эта книга подтверждает известную библейскую мудрость .

Человек стал человеком в результате противостояния борющихся в нем добра и зла.

Лишь с одним уточнением из области эволюционной психологии.

Результат этой борьбы внутри нас определяется тонкой настройкой нейро-химических алгоритмов, сформированных в результате миллионов лет эволюции.

Фрагмент фильма «2001: Космическая одиссея». Черный монолит заработал, запустив антропогенез. Музыка: Рихард Штраус— Так говорил Заратустра, Берлинский филармонический оркестр под управлением Карла Бёма
Image for post
Image for post

Written by

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store