Превращение в инфоргов

Коллаж из фрагмента Android Jones, Hyperdigital «Marty Party»

Через век или два на Земле будут доминировать существа, гораздо больше отличающиеся от нас, чем мы от неандертальцев и даже от шимпанзе.

Эта самая интригующая фраза из недавнего диалога Юваля Харари и Даниэля Канемана ломает догматику современного мейнстрима академической науки о человеке и человечестве.

И тем не менее, мысль о том, что довольно скоро «венцом природы» на Земле будут уже не люди, а какие-то иные существа, звучит все чаще из уст весьма известных интеллектуалов.

Этих новых, обладающих иным типом интеллекта существ создатель «Философии информации» Лучано Флориди назвал инфорги. Будучи гибридом людей и алгоритмов, инфорги станут носителями новой, уже нечеловеческой культуры, позволяющей им интеллектуально превзойти людей.

На первый взгляд, такая картина немыслимо быстрого по эволюционным меркам превращения людей в каких-то новых существ выглядит абсолютно фантастично.

Что может заставить эволюцию настолько ускориться? Влияние алгоритмов?

Никто не спорит с тем, что влияние алгоритмов на жизнь людей лавинообразно нарастает.

Но каким образом в результате этого могут измениться наш мозг и наши гены?

Попыткам ответить на эти вопросы и посвящен настоящий пост, являющийся продолжением серии «Алгокогнитивная культура» [1, 2, 3].

В 1-й части серии постов было дано описание большого перехода человечества к алгокогнитивной культуре инфоргов. В ней также рассказано о трех кардинальных цивилизационных новациях 21 века, радикально меняющих инфосферу человечества: новый механизм неявного обмена мыслями, новые способы массового “социального заражения” и инфозапутанность.

Во 2-й части будет рассказано о гипотезе,

каким образом новации алгокогнитивной культуры могут повлиять на ход когнитивной эволюции Homo sapiens, превращая людей в инфоргов.

Я попробую, по возможности понятно и кратко, аргументировать данную гипотезу. Многое в ней в высшей степени умозрительно, кое-что можно проверить, а что-то вообще не проверяемо (и подобная ситуация, увы, довольно типична для наиболее важных и дискуссионных научных тем).

Тем не менее, я надеюсь, что эту гипотезу и лежащую в ее основе аргументацию будет полезно изложить для рассмотрения широкой аудиторией. Ибо тема чрезвычайно важна.

N.B. Заранее прошу читателей не стрелять в пианиста.
Из-за моего стремления кратко, но понятно изложить основы сразу нескольких довольно сложных теорий, текст поста (по ироничному замечанию его первого читателя) получился похожим «на тезисы для доклада на конференции».

Ну и ладно. «Я сделал всё, что смог, пусть те, кто сможет, сделают лучше».

Часть 2.

Новый носитель культуры

1. Кто такие инфорги

Cлово «инфорг» — это сокращение от «информационный организм». Данный термин введен в оборот создателем «Философии информации» Лучано Флориди в контексте нового типа реальности, названной им «информационная сфера» или кратко «инфосфера» (Infosphere). Это «информационная среда, конституированная информационными процессами, услугами и объектами, включающая информационных агентов с их свойствами, интеракциями и взаимными связями».

Лучано Флориди — профессор Оксфордского университета и создатель Философии информации, консультирующий Cisco, Facebook, Google, IBM и Microsoft

Инфосфера представлят собой среду обитания инфоргов — «информационных организмов, связанных с биологическими агентами и инженерными артефактами в глобальной среде — инфосфере». Именно в инфоргов начали превращаться люди задолго до превращения в киборгов по мере того, как жизнедеятельность людей стала все более связанной и протекающей в инфосфере.

Образ личности человека, превращающегося в инфорга, определяется далеко не только личностью его биологичского воплощения, но и информационными следами, оставляемыми инфоргом в течение его жизнедеятельности в on-life. Именно там — в онлайфе инфосферы, — у инфорга формируются характеристики цифровой личности и конструируется цифровая идентичность. Ибо теперь в онлайфе инфорг получает не меньше опыта, знаний и отношений, чем в реальной жизни (подробней об этом см. мой пост).

2. Теоретическая база превращения

B этом разделе мы попробуем структурировать логику процесса, в ходе которого люди могут превращаться в инфоргов. Основания и механизмы такого превращения можно описать путем синтеза трёх весьма перспективных, но пока что далеко не общеизвестных теорий:

✔️ Теория когнитивной эволюции человека

✔️ Коннектомная гипотеза гоминизации мозга

✔️ Теория когнитивных гаджетов

2.1 Теория когнитивной эволюции человека

Эта теория разработана известным канадским психологом и нейроантропологом Мерлином Дональдом (подробней см. здесь).

Мерлин Уилфред Дональд — психолог, нейроантрополог, когнитивный нейробиолог и теоретик культуры, почетный профессор психологии Королевского университета Онтарио. Справа — одна из его наиболее влиятельных монографий Origins of the Modern Mind: Three stages in the evolution of culture and cognition

Основные положения, описывающие логику теории Мерлина Дональда, можно сформулировать так.

  • В ходе эволюции людей природа выработала совершенно новую когнитивную стратегию: симбиоз мозга и культуры.
  • Как следствие, человеческий мозг не может реализовать свой проектный потенциал, если он, в процессе своего развития, не погружен в распределенную когнитивную сеть, — то есть в культуру.
  • Помимо количественного отличия человека от животных — больший размер мозга, — существует и качественное отличие. Это наличие у людей не только индивидуального, но и коллективного разума, порождающего культурные адаптации и позволяющего ими делиться в когнитивных сетях.
  • Человеческий мозг в буквальном смысле специально приспособлен для функционирования в сложной символической культуре распределенных когнитивных сетей, где в ходе кооперации и социального научения протекают процессы «обмена мыслями».

Теперь посмотрим, как эти положения нейроантропологии, лежащие в основе теории когнитивной эволюции Homo sapiens по версии Мерлина Дональда, могут быть дополнены нейробиологическими представлениями.

2.2 Коннектомная гипотеза гоминизации мозга

Главным автором «Коннектомной гипотезы гоминизации мозга» является известный французский нейробиолог Жан-Пьер Шанжё.

Жан-Пьер Шанжё — почетный профессор нейробиологии и почетный президент отделения неврологии Института Пастера, профессор кафедры сотовых коммуникаций в Коллеж де Франс. С 2006 года он работает на международном факультете Института мозга и разума Кавли Калифорнийского университета (Сан-Диего)

Согласно этой гипотезе, когнитивные способности человеческого мозга, включая язык, значительно расширились в ходе нашей относительно недавней эволюции от нечеловеческих приматов, несмотря на лишь незначительные очевидные изменения на генном уровне. Коннектомная гипотеза гоминизации мозга предлагает объяснение этого парадокса, опираясь на фундаментальные особенности связности человеческого мозга, которые вносят свой вклад в характерный анатомический, функциональный и вычислительный нейронный фенотип. Гипотеза предлагает минимально достаточную основу для коннектомных изменений, происходящих при специфической для человека эволюции генома.

Предельно коротко это можно изложить так.

  • Когнитивные возможности человеческого мозга (человеческий разум, интеллект и самоосознание) формируются в ходе длительного процесса постнатального (после рождения) эпигенетического созревания. В ходе этого процесса формируется «прошивка» глобальной нейронной архитектуры мозга (гипер-сеть нейрональных связей — коннектом), являющаяся результатом многократных негенетических взаимодействием с физической, социальной и культурной средой.
  • Процесс «прошивки» направляется небольшим набором генетических регуляторных событий, влияющих на количественную «дифференциальную» экспрессию генов. Такие события связаны с экспрессией набора структурных генов (до 500), формирующих своего рода «генные сети». Экспрессия генов таких «генных сетей» кодирует нейронные сети (формирует «прошивку» мозга), в результате постоянного взаимодействия развивающегося ребенка с его физической, социальной и культурной средой.
  • «Прошивка» мозга в ходе постнатального синаптического эпигенеза связности мозга формирует примерно половину из 10¹⁵ синаптических связей взрослого человека со скоростью около 1 млн. синапсов в секунду, производя тонкую настройку адаптируемых дальнодействующих нейрональных связей. В результате у человека формируется уникальный чисто человеческий набор когнитивных возможностей: понимание мыслей других, абстрактная категоризация, символический язык, чтение и письмо.

Нетрудно заметить, что «Теория когнитивной эволюции человека» и «Коннектомная гипотеза гоминизации мозга» взаимодополняют друг друга, описывая сетевые процессы коэволюции мозга и культуры с позиций, соответственно, нейроантропологии и нейробиологии:

  • первая — в контексте распределенных когнитивных сетей индивидов;
  • а вторая — в контексте нейрональных сетей мозга (в обоих случаях правильнее говорить о гипер-сетях).

Представления о том, что коэволюция мозга и культуры является наиболее вероятным механизмом становления человеческого разума уже вошли в мейнстрим эволюционной науки, привнеся такие новые понятия, как «культурный драйв» и «двойное наследование генов и культуры» (подробней см. статью Александра Маркова “Коэволюция мозга и культуры — вероятный механизм становления человеческого разума”)

Логика гипотезы культурного драйва. Источник: “Коэволюция мозга и культуры — вероятный механизм становления человеческого разума”

А с недавних пор идея коэволюции мозга и культуры произвела «культурную революцию» и в когнитивной науке, заложив основание нескольких новых междисциплинарных областей научных исследований: от нейроантропологии и «культурной нейронауки» до нейроархеологии.

Однако, ни нейроантропологическая теория Мерлина Дональда, ни нейробиологическая гипотеза Жан-Пьера Шанжё не позволяют увидеть,

каким образом коэволюция мозга и культуры сказывается на эволюции психологических аспектов поведения людей.

Чтобы увидеть это, нам потребуется дополнить положения теории Мерлина Дональда и гипотезы Жан-Пьера Шанжё еще одной крайне интересной теорией.

2.3 Теория когнитивных гаджетов

Полное название теории британского культурно-эволюционного психолога Сесилии Хейес совпадает с названием её книги «Теория когнитивных гаджетов: культурная эволюция мышления».

Сесилия Хейес — старший научный сотрудник в All Souls College и профессор психологии Оксфордского университета, член Британской академии (секция психологии и философии) и президент Experimental Psychology Society.

Основные положения этой теории таковы.

  • Ключевые видоспецифические когнитивные возможности человеческий разума, интеллекта и самоосознание — «когнитивный гаджеты» являются продуктами культурной, а не генетической эволюции.
  • Когнитивный гаджеты позволяют нам загружать исключительно человеческое мышление из окружающего нас социального мира. В терминах теории когнитивной эволюции человека Мерлина Дональда, когнитивные гаджеты — это устройства подключения ментальной сети (функционирующей на основе коннектома, как представляется в гипотезе Жан-Пьера Шанжё) к распределенным когнитивным сетям майншеринга — «обмена мыслями».
  • Имеющихся у человека набор когнитивных гаджетов определяет инструментарий его стратегий и практик познания окружающего мира, других людей и самого себя.
  • Сформированный эволюцией набор врожденного уникального когнитивного оснащения людей («врожденные модули» или «генетический стартовый комплект») включает в себя — (1) социальную толлерантность (неагрессивность), (2) почти маниакальную готовность к многообразным формам социального научения, (3) феноменально мощный процессор мозга. Этот генетический стартовый комплект не является «когнитивными инстинктами», ибо на нем культурная эволюция создает принципиально новые при жизни формируемые, не сводимые к базовым системы познания: «чтение психики других», языки (натуральные, математические, музыкальные …), абстрактная категоризация и т.д.
  • В результате человеческое мышление формируется как детерминированное культурными практиками селективное социальное научение, имитация и создание моделей психического состояния других, приводящие к появлению сложных форм поведения.

Сводя все названное к формуле, можно сказать так:

«Когнитивный гаджет» = компонент «генетического стартового комплекта» + культурная практика его преобразования.

«Теория когнитивных гаджетов» замыкает выводы «Теории когнитивной эволюции человека» и «Коннектомной гипотезы гоминизации мозга» на психологию. Теперь мы можем пытаться представить логическую цепочку, описывающую превращение людей в инфоргов на трёх связанных культурой уровнях.

3. Схема превращения

Hужно сразу оговориться, что предлагаемая здесь схема представляет собой максимально упрощенное для понимания схематическое описание сложнейших процессов, протекающих на трёх связанных культурой уровнях: нейроантропология, нейробиология и культурно-эволюционная психология.

✔️ В соответствие с «Теорией когнитивной эволюции человека», радикальное изменение когнитивных сетей ведет к замене культуры обмена мыслями на иной тип культуры.

Взрывной прогресс информационных технологий кардинально меняет инфосферу человечества. Происходят столь радикальные изменения в масштабах и устройстве распределенных когнитивных сетей, что правомерно говорить о формировании нового типа культуры. Она принципиально отличается от традиционной культуры обмена мыслями, формировавшей уникальную траекторию эволюции людей в течение десятков тысяч лет. Это отличие заключается в том, что акторами когнитивных сетей, помимо людей, становятся алгоритмы. Вследствие чего культура перестает быть культурой обмена мыслями людей, превращаясь в алгокогнитивную культуру.

✔️ В соответствие с «Теорией когнитивных гаджетов», адаптация к иной культуре требует модификации или замены когнитивных гаджетов.

Переход к алгокогнитивной культуры радикально меняет многие ключевые культурные практики людей:

  • как социальные (коммуникации, научение, коллективные решения и т.д.),
  • так и индивидуальные: от поиска информации, друзей, партнеров и авторитетов до способов познания и понимания других, среды и самого себя.

Адаптация к столь радикальным изменениям культурных практик заключается в перенастройке или замене когнитивных гаджетов. Меняется их «протокол, интерфейс и алгоритмы обмена информацией» с распределенными когнитивными сетями.

✔️ В соответствие с «Коннектомной гипотезой гоминизации мозга», изменение когнитивных гаджетов требует «перепрошивки» мозга.

«Перепрошивка» управляется экспрессией структурных генов, составляющих «генные сети». Экспрессия этих генов кодирует нейронные сети (формирует «прошивку» мозга), в результате постоянного взаимодействия развивающегося индивида с когнитивными сетями его физической, социальной и культурной среды. В результате «перепрошивки» происходит перенастройка или замена когнитивных гаджетов, определяющих когнитивные возможности человека в когнитивных сетях нового типа.

Детализация этой предельно упрощенной схемы в рамках традиционной и новой междисциплинарной трактовок когнитивной эволюции человека (см. Editors’ Review and Introduction: The Cultural Evolution of Cognition) может выглядеть примерно так.

Катализатором процессов, влекущих за собой превращения людей в инфоргов являются социо-технические инновации (см. разделы 4–7). Эволюционные процессы новой алгокогнитивной культуры протекают на нескольких уровнях, являясь независимой от биологии человека движущей силой эволюции. Также эти процессы являются и ключевой движущей силой в человеческом познании.

Социо-технические инновации порождают новые культурные практики, которые, в свою очередь, ведут к четырём сериям изменений:

  1. самой культуры — в ходе процессов передачи и накопления культурных ценностей [34];
  2. когнитивных способностей людей — в результате тьюнинга старых и появления новых когнитивных гаджетов в процессе культурной экзаптации (повторное использование ранее разработанных культурных особенностей для новых целей) [35];
  3. нейронной гиперсети — в результате процессов «культурного повторного использования (рециклинга) нейронов» (когда воздействие культурных практик вызывает формирование, активацию и стабилизацию новых функциональных и / или структурных сетей мозга в течение индивидуальной жизни; этот механизм не связан с какими-либо генетическими изменениями, а происходит в течение всей жизни благодаря пластичности мозга) [35, 36]
  4. отбора генов в популяции — в результате коэволюции генов и культуры [37]

N.B. Вышеописанная схема — всего лишь один из возможных вариантов. В качестве альтернативных схем описания примерно тех же процессов когнитивного развития, можно, например, назвать концепцию нейорконструктивизма, также базирующуюся на интеграции различных подходов к изучению созревания мозга и когнитивного развития [38].

Приведем несколько примеров.

Деградация когнитивных возможностей:

  • рукописного письма и счета (функции передаются смартфонам с голосовым управлением);
  • ориентации в пространстве (функции передаются навигаторам);
  • принятия решений (функции передаются различным рекомендательным сервисам), и т.д.

Появление новых когнитивных возможностей:

  • сложной ориентации в комбинированных инфо-материальных средах (за счет устройств дополненной реальности);
  • расширенной (не доступной людям) проприоцепции — мышечного чувства (за счет носимых или встраиваемых датчиков);
  • расширенного (не доступного людям) мониторинга внутренних процессов организма (за счет всевозможного биомониторинга).

Примеры подобных этим изменений в контуре “когнитивные сети — культурные практики — когнитивные гаджеты — «перепрошивка» когнитивных возможностей” можно продолжать. Однако, нас сейчас интересует иное — как быстро могут происходить подобные изменения?

4. Скорость превращения

Kорректных достоверных оценок скорости описанного гипотетического превращения людей в инфоргов, естественно, нет, и быть не может. Как и для всяких неповторимых макроэволюционных «фазовых переходов» (социально-биологических ароморфозов).

Но чтобы хоть как-то прикинуть порядок величин, что это — тысячелетия, века, десятилетия, — обратимся к двум примерам: дестабилизирующий отбор и адаптация к деградации.

4.1 Дестабилизирующий отбор

Первый пример — дестабилизирующий отбор, — говорит о

возможности ускоренной на много порядков эволюции.

В знаменитом эксперименте выдающегося советского ученого, академика Дмитрия Константинович Беляева по одомашниванию лис скорость эволюции оказалась на несколько порядков выше, чем представлялось науке.

Тысячелетия эволюции лисы Беляева прошли за несколько лет.

Академик Дмитрий Константинович Беляев с одомашненными лисами на звероферме экспериментального хозяйства СОАН СССР. Фото: ИЦиГ СО РАН

Лис отбирали всего по одному признаку — расположенности к человеку. И в течение всего 10 поколений Беляев сумел превратить этих диких и довольно злобных чернобурых хищников в добрых и веселых, почти игрушечных существ.

В ходе эксперимента выяснились хитрые связки генов. Гены, влияющие на дружелюбность к человеку, грубо говоря, создают доброе существо. А связь этих генов с генами, влияющими на внешность, превращает существо в подобие детёнышей. Взрослые лисы стали выглядеть как лисятки из мультяшек: курносенькие, с беленькими пятнышками, с вислоухими ушками и хвостами — «бубликами».

Т.е. всего за 20 лет отбора всего по одному признаку запускается каскад биологических изменений, превращающих злобных диких лисы в веселых, доброжелательных игрушек, обладающих социальным интеллектом уровня домашней собаки (подробней см. книгу).

Исходя из результатов опытов Беляева, можно предположить, что биологию человека (не психологию, а именно биологию) можно также изменить всего за несколько поколений. В переписке Беляева со знаменитой английской исследовательницей Джейн Гудолл речь шла о возможности проведения подобных опытов на шимпанзе. И по оценкам Гудолл, за каких-нибудь триста лет можно было бы изменить природу шимпанзе настолько, что это были бы уже совсем не шимпанзе.

4.2 Адаптация к деградации

Второй пример иллюстрирует

еще большую скорость изменений при адаптации мозга к деградации или утрате какого-либо из когнитивных гаджетов.

Дело в том, что одним из важнейших мозговых процессов является нейропластичность (это совокупность различных процессов реорганизации синаптических связей, направленных на оптимизацию функционирования нейронных сетей). Данная группа мозговых процессов играет решающую роль в раннем онтогенезе при установлении новых синаптических связей, возникающих при обучении, а также при поддержании функционирования уже сформированных нейронных сетей [39] . Кроме этого, существует еще одно важное проявление процессов нейропластичности, наблюдаемое при восстановлении утраченных функций после повреждения или деградации структур нервной системы. Как отмечается в [38],

«до недавнего времени предполагалось, что пластичность и зависимость от опыта нервной системы ограничиваются продолжительностью сензитивного периода, по завершении которого нейропластичность существенно снижается и вместе с ней снижается зависимость от опыта. Однако исследования последних лет показывают, что нервная системы сохраняет способность изменяться под влиянием опыта на протяжении всего жизненного цикла, во-первых, и способна восстанавливать свои функции после повреждения (например, после инсульта), во-вторых».

Примеры таких восстановлений и адаптаций приведены в работах американского невролога и нейропсихолога, автора нескольких бестселлеров, описывающих клинические истории его пациентов, Оливера Сакса.

© Adam Scourfield / BBC

Например, как описано в книге Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу», для переключения утраченной функции поддержания равновесия и устойчивости тела со штатного когнитивного гаджета на когнитивный гаджет зрения, раньше исхищрялись навешивать на оправу очков специальные грузики на ниточках. Теперь же достаточно просто очков дополненной реальности.

Что же до скорости адаптации при деградации какого-либо из когнитивных гаджетов, то она колоссальна. Как показывают реальные клинические случаи, описываемые Саксом в упомянутой книге, мозг в течение всего нескольких лет способен адаптироваться к таким изменениям. Например, визуальность заменяется музыкальностью, проприоцепция и вестибулярные рефлексы — зрением и т.д.)

Сакс также приводит примеры столь же быстрого тьюнинга мозга, порождающего новые, отсуствовавшие ранее способности. Например, умение различать тысячи запахов, как собака, может внезапно прийти после неудачных экспериментов с кокаином (когда действие наркотика уже закончилось) — и так же внезапно исчезнуть через три недели.

С подобной же колоссальной скоростью изменений когнитивных функций мы теперь сталкиваемся по мере того, как технологические новации кардинально меняют культурные практики людей.

  • У молодых людей и девушек умение знакомиться в реальной жизни исчезает с каждым новым поколением вслед за умением считать в столбик.
  • Навык выстраивания в голове плана пути из пункта А в пункт Б теряется уже после года езды с навигатором.
  • Нарастает упрощенное представление о реальности. Картина мира все чаще строится как бы из «крупных пикселов», а не в «высоком разрешении». В результате человек не видит проблем — целеполагание не работает, а огрубленный «образ цели» не мотивирует, да и вообще, не может долго удерживаться вниманием.
  • Быстро растет популяционный дизонтогенез — неявный процесс утраты черт человеческой субъектности: деструкции его психофизиологических и психосоциальных качеств, необходимых для нормальной деятельности социума.

Oба приведенных примера (эксперимент ускорения эволюции при дестабилизирующем отборе и высокая скорость адаптации к деградации когнитивных функций) позволяют предположить, что трансформация людей в инфоргов возможна в течение всего нескольких поколений.

Т.е. длительность процесса превращения в инфоргов может составить 100–200 лет.

Этого времени может оказаться достаточно для смены траектории когнитивной эволюции Homo sapiens на траекторию инфоргов.

Куда ведет эта траектория — неизвестно. Но еще более тревожно другое. Похоже, что ни десятков, ни тем более сотен лет у цивилизации людей может не быть.

Ведь еще быстрее чем люди, меняется социум. А главным следствием перехода к алгокогнитивной культуре для социума является его тотальная поляризация, ведущая к «племенному» расколу. Это значит, что в культурных войнах «племён», люди могут просто не успеть найти решение, как преодолеть нарастающие глобальные риски.

И тогда пережить прогресс и завершить превращение в инфоргов людям будет уже не суждено.

________________________

Спасибо за просмотр! Ставьте лайки и подписывайтесь на канал. Всего доброго!

--

--

--

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации

Love podcasts or audiobooks? Learn on the go with our new app.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store
Сергей Карелов

Сергей Карелов

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации

More from Medium

4 Fascinating Creatures From Argentina’s Folklore

Meet the multi-talented personality Janani R.

Tech House — Bass & Chord Measure Emphasis

Sameera Moussa, First Female Egyptian Nuclear Physicist